18:05 

Be My Bloody Valentine

Джина-сан
Да, я не ангел, а ты что, думал в сказку попал?
XXII Part
- Давай! – крикнул Сёта, ударив одного в живот. Мужчина отступил на пару шагов и сразу получил удар ногой в спину от Даисуке.
- Еще семеро, - выдохнул тот.
Охранники осторожно надвигались.
- Прекратить! – приказал мужчинам неожиданно появившийся Сяо. - Оставьте их!
- Но, господин Сяо, - пытался возразить охранник, - они же…
- Отпустить! – повысил голос китаец. - За мной, - обратился он к Даисуке и Сёте. Лифт приехал довольно быстро.
- Раньше помочь нельзя было? – недовольно приподнял бровь певец.
- На то свои причины, - ответил Сяо.
Они зашли в лифт.
- Зачем ты нам помогаешь? Это ведь не из-за долга, не так ли? – Сёта серьезно посмотрел ему в глаза, повернув к себе.
- Вы как всегда все знаете, - горько ухмыльнулся китаец. - Все это ради Чика-куна.
- Тот мальчик?! – удивился Сёта. - Он же его сын!
- Таро это не остановило, - вздохнул Сяо, напрягаясь от злости.
В этот момент лифт остановился. Двери открылись. В коридоре лежали тела охранников. Сёта тут же проверил пульс.
- Просто без сознания, - огласил он, облегченно вздохнув.
Они прошли вглубь коридора. У одной из дверей сидел Кё, держась за ножевое ранение в боку.
- Кё! – Сёта подошел к нему. - Можешь встать?
Парень кивнул. Певец помог ему подняться, поддерживая. Они подошли к комнате, откуда раздался крик, а затем последовал выстрел, и замерли на пороге.
Мидори осел на пол, мелко сотрясаясь от пережитого шока.
Таро стоял напротив них и нервно хохотал.
Тсузуки сидел на полу, прижимая к себе Акиру, на белой рубашке которого расплывалось красное пятно.
- Тсу, - выдохнул Даисуке, видя слезы на щеках друга.
- Я могу все! – кричал Таро, разражаясь истеричным смехом. - И вам меня не остановить!
*Бах!*
Выстрел прогремел неожиданно для всех. Смех мужчины резко оборвался. Все переводили взгляд то на Таро, то на Сяо.
Китаец стоял ровно, держа в вытянутой руке пистолет.
- Предатель, - прошипел мужчина, чувствуя жгучую боль чуть ниже легкого. - Ты же мой, так почему?
- Ошибаетесь, - ответил парень. - Я никогда не принадлежал Вам.
Сяо держался спокойно, хотя при виде Чики, прикованного к столу, сердце пропустило удар.
Ему вспомнилась их первая встреча семь лет назад:
«Тогда этот ребенок еще излучал счастье. Он был рад встрече с отцом, которого не видел с рождения.
- Это Сяо, - представил мужчина своего подчиненного сыну. - В мое отсутствие он будет о тебе заботиться.
Парень поклонился молодому хозяину. В ответ тот улыбнулся так добро и ласково, как никто до него! Что-то в сердце холодного парня дрогнуло, но он сделал вид, что не заметил.
- А мы с ним сходим погулять? – спросил мальчик, умоляюще глядя на отца.
- Идите, - холодно ответил мужчина, - А мне пора работать, - бросил он, оставив их вдвоем, а сам направился в сторону серебряноволосого блондина, стоящего в окружении веселящихся ребят.
- Сяо-сан? – мальчик подергал парня за рукав. - А куда мы пойдем?
Китаец посмотрел на ребенка, глаза которого светились радостью. Ну не мог он ему отказать.
- Здесь неподалеку есть детское кафе…
- Неееееееет, - надулся ребенок. - Оно совсем детское! Я видел его из окна папиной машины.
- Ты так говоришь, будто уже взрослый, - смотря на этого мальчишку, Сяо пытался сдержать улыбку, но уголки губ сами поползли вверх.
- Да! Мне уже двенадцать! – заявил ребенок, и Сяо чуть не поперхнулся воздухом, еще внимательнее оглядев его. На вид мальчику было не больше девяти!
- Ну вот у всех такая реакция! – еще больше надулся Чика.
- А куда хочет молодой господин? – улыбнувшись, парень выжидающе приподнял одну бровь.
- Если не будешь называть меня «господин» - скажу! – улыбнулся мальчик в ответ.
- И как мне Вас называть? – поинтересовался китаец.
- Чика! – воодушевился малец.
- Так куда же хочет Чика-сама?
- В парк! – заявил он».
С тех самых пор они ходили гулять чуть ли не каждый день. А вечерами, Сяо с неохотой оставлял этого ангелочка одного, чтобы заниматься грязной работой босса. Точнее готовить для него молодых людей. Каждый раз ему было противно делать это, но он не мог воспротивиться, ведь был должен Таро за то, что тот, по настоянию Сёты, не стал превращать гордого китайца в уличную шлюху.
Только с появлением молодого господина, Сяо почувствовал, что в нем что-то изменилось. Желание спасти подрастающего мальчика заставило его пойти против Таро. А его желание спасти ребенка обострилось до предела после того, как Чике исполнилось шестнадцать.
«В этот день все было как обычно: работа-прогулка-праздник-работа.
Только когда он освободился, Таро вызвал его к себе.
- Да, господин, что-то произошло? – холодно поинтересовался парень, как и всегда в подобных случаях.
- Мой сын так вырос, да? – с похотливой ухмылкой спросил мужчина своего подчиненного.
- Ему исполнилось шестнадцать, если не ошибаюсь, - подтвердил китаец.
- У Чики замечательная фигура, а глаза как у богини, - начал расписывать он своего сына. И с каждым сказанным словом сердце Сяо громко ударялось о ребра, причиняя почти физически нестерпимую боль. Кулаки сжались от злости. Ему первый раз в жизни захотелось врезать боссу.
- А какие тонкие пальцы! – воскликнул мужчина.
- Что Вы имеете в виду? – сдержал себя китаец.
- Думаю, ему пора познакомиться с моим бизнесом изнутри! – глаза Таро недобро горели.
- Ему еще рано, - запротестовал Сяо, пытаясь оставаться максимально спокойным, чтобы не выдать себя.
- Я подожду, пока ему исполнится восемнадцать, и ничего не буду с ним делать. На следующий же день рождения ты введешь его в курс дела, понятно! – закипел мужчина, недовольный поведением подчиненного.
- Как скажете, - поклонился китаец и ушел.
- Как продвигается дело? – Сяо стоял в комнате, глядя на своего уже давно спящего подопечного и разговаривая по телефону.
Мысль о том, что скоро в этих глазах померкнет свет, а улыбка больше не появится на лице ангелочка, была для него невыносима. Он спешил.
- Боюсь, пока это невозможно, - раздался голос в трубке.
Сяо лишь недовольно цокнул.
- Простите, мы делаем все, что можем, - послышались гудки.
Парень положил трубку и, сев на кровать, стал перебирать волосы мальчишки прядь за прядью.
- Простите, молодой господин, - прошептал китаец, склонившись над ним, вдыхая ягодный аромат его волос. Он чувствовал вину за то, что ему еще придется сделать.
- Ммм, - завозился мальчишка, обнимая китайца и увлекая его за собой на постель. - Люблю тебя, - проговорил он сквозь сон.
Сердце Сяо пропустило удар, а дыхание замерло. Он прижался к ребенку, сгребая в свои объятия. И уснул».
- Сволочь! – прохрипел Таро и, потеряв сознание, бухнулся на ковер.
- Молодой господин! – Сяо тут же сорвался с места, бросившись отстегивать мальчика. - Как Вы? Он что-нибудь сделал?
Китаец накинул на Чику свой пиджак и, прижав к себе, поднял на руки.
- Я же просил называть меня просто Чика, - всхлипнув, подал голос юноша и уткнулся носом в плечо парня.
- Я пойду, - обратился к остальным китаец. - Нужно подготовить господина к вступлению в права владения состоянием семьи Таро.
- Как?! – изумился Чика, гладя на Сяо.
- Я планировал это с самого Вашего появления, - в глазах китайца промелькнула нежность, но он тут же скрыл ее, снова став серьезным, - и двадцать минут назад мне сообщили, что все документы готовы.
- Спасибо, - из глаз мальчика полились слезы, которые он поспешил спрятать, уткнувшись Сяо в плечо.
- Я дам вам пару минут, - обратился китаец к остальным и, бросив быстрый взгляд на Тсузуки, ушел.
Кё недвусмысленно посмотрел на Сёту.
- Эх, - вздохнул мужчина и, подойдя к Мидори, поднял его и закинул на плечо.
- Ты чего творишь?! – начал было возмущаться парень, но Сёта легонько подкинул его и тот сразу утихомирился, обиженно надув губы.
- Пойдем, - Сёта положил руку на плечо Даисуке, - я подвезу.
Последний раз взглянув на друга, он развернулся и направился за Сётой.
Кё медленно подошел к Тсузуки. Тот уже не плакал, но его тело подрагивало от страха.
- Тсу… - подал голос Акира.
- Молчи! Не напрягайся! – разволновался юноша, закрывая сквозную рану на животе брюнета.
- Тсузуки, - Кё присел на корточки перед ним, - ты ведь понял, кто мы на самом деле?
- Кё, не надо! – попытался возразить Акира.
- Молчи! – строго гаркнул на него шатен и вопросительно посмотрел на юношу.
Тсузуки неуверенно кивнул.
- Тогда ты знаешь, что мы должны пить для выживания, - Кё положительно кивнул, когда блондин коснулся следов укуса на шее. – Значит, знаешь, что нужно, чтобы раны затянулись. Он ведь давно этого не делал и сильно ослаб.
Затем Кё встал и вышел. Но, уходя, добавил:
- Тебе решать.
Тсузуки провел рукой по щеке Акиры, убрал с лица черную как смоль прядь волос.
- Ты не должен, - хрипловатым голосом произнес Акира.
- Но ты же тогда…
- Не думай об этом! – перебил юношу брюнет. - Если ты боишься, если тебе противно - ничего страшного.
- Нет, - Тсузуки смущенно отвел взгляд, - не в этом дело.
Акира удивленно уставился на блондина.
- Просто я раньше никогда не испытывал ничего подобного! Тем более к парню. К тому же мне казалось, что этим предам Маку. Ааааа, блин! – он свободной рукой взъерошил свои волосы, и теперь немного отросшая челка, закрывающая глаза, окрасилась красным от крови на руке. - Все так сложно!
Акира почувствовал, как на его лицо упала слеза.
- Тсу, - выдохнул брюнет и вытер большим пальцем слезы со щеки юноши. Притянул парня, взявшись за шею, и поцеловал мягко, нежно, чуть касаясь губ. Затем слегка укусил нижнюю губу и тут же облизал ее.
- Мхм, - из уст блондина раздался сдавленный стон.
- Тсузуки, - нежно прошептал ему в ухо Акира, - будешь моим кровавым возлюбленным?
Брюнет замер, ожидая реакции юноши. Рана ныла все сильнее с каждым движением, а рваное дыхание блондина разгорячило кровь.
Тсузуки посмотрел брюнету в глаза затуманенным взором. В них была радость, неподдельная нежность и любовь. Блондин смущенно зажмурился и кивнул.
- Тсу, - в голосе Акиры были смешинки, но чувствовалась дрожь, показывающая, что парень больше не может терпеть, - я не причиню тебе вреда.
Акира медленно убрал золотистые волосы, оголяя шею. Затем поцеловал, прошелся языком до мочки уха и поиграл с ней языком.
- Ах, - Тсузуки выгнулся, плотнее прижимаясь к Акире.
Терпеть больше не было сил. Брюнет выпустил клыки и аккуратно впился в пульсирующую вену на шее блондина, вызывая из уст юноши протяжный стон. Сладкая кровь Тсузуки распаляла. Акира коснулся ладонью уже давно набухшей плоти парня и, обхватив в кольцо из пальцев, начал медленно двигаться, заставляя блондина стонать все громче. Но как только белая жидкость брызнула в руку, он нехотя оторвался от шеи Тсузуки и зализал укус.
- Спасибо, - довольно улыбнулся Акира. Заключенный в крепкие объятия блондина, он подождал минут пятнадцать, пока не затянется рана. Затем поднялся и помог встать Тсузуки.
- Но твоя рана! – завозмущался было юноша.
- О ней не волнуйся, - Акира поднял край рубашки. Вместо входного отверстия на плоском животе виднелся лишь небольшой розовый шрам. - А теперь пойдем домой, - он развернулся к выходу, но Тсузуки остановил его, схватив за рукав.
- Что? – он повернулся и, осмотрев красного словно рак блондина, уже успевшего застегнуть молнию на трусах, не смог сдержать смешок. - Ну и ну!
- Не вижу ничего смешного! – обиженно надулся Тсузуки, на что брюнет звонко рассмеялся.
- Кхем, - просмеявшись, Акира сделал серьезное лицо, хотя в глазах все еще горели задорные огоньки. Он подошел к кровати и, сдернув с нее покрывало, вернулся к Тсузуки. Укутав его в это покрывало, поднял юношу на руки.
- Плейбой, - не удержался Акира.
- Замолчи, - буркнул блондин, уткнувшись тому в плечо.
- Совратитель, - хихикнул в ответ брюнет.
- Без ужина останешься, - прошептал Тсузуки, засыпая на сильных надежных руках любимого.
- Вот блин, - расстроенно вздохнул Акира.
«Зато ты наконец-то ответил мне», - довольно улыбнулся брюнет и направился к лифту.
- Долго вы! – забурчал Мидори, когда Акира вышел из здания.
- Что вы?..
- Вас ждем, - ответил Кё, не дав тому договорить.
- А что?..
- Извини, пришлось им все про НАС рассказать, - снова не дал ему спросить Кё, невинно улыбнувшись. - Мидори настоял.
- Ну, было удивительно, что ваши раны так быстро затянулись, - буркнул парень на переднем сидении автомобиля.
- И что, - удивился Акира, - не будет ни осиновых колов, ни распятий, ни святой воды?
- Поехали уже! – устало выдохнул Сёта, садясь за руль.
- Угу, - только и смог кивнуть Акира, устраиваясь на заднем сидении с Тсузуки на коленях.
Добрались они довольно быстро. И уже через пару минут автомобиль затормозил перед жилым домом.
- Я подниматься не буду, - сказал Сёта, даже не выходя из машины.
- Хорошо, - понимающе кивнул Даисуке.
- Я тоже, пожалуй, пойду, - подал голос Мидори.
- Подвезти? – спросил его Сёта.
- Угу, - Мидори сел обратно, выглянул в окно, перегнувшись через водителя, и добавил: - Передайте Тсузуки, что я отпрошу его на неделю. Пока!
Когда машина отъехала, остальные поднялись в квартиру блондина.
- Ура! – подскочил Усаги, восхищенно смотря на парней.
- Тихо, - Кё прикрыл его рот ладонью, не давая произнести больше ни звука. - Мы пойдем, - он подхватил мальчика и поспешно вышел за дверь, пока тот не начал возмущаться.
- Хорошо, что у Тсузуки появились такие друзья, - облегченно выдохнул Даисуке.
- Может, кофе? – предложил Акира после того, как уложил блондина под одеяло, рядом с Кибой.
- Почему бы и нет, - пожал плечами Даисуке, направляясь на кухню, следуя за брюнетом…

@темы: Будь моим кровавым возлюбленным?

URL
   

~The_Sing_Of_Succubus~

главная