Джина-сан
Да, я не ангел, а ты что, думал в сказку попал?
XX Part

Сёта нажал на газ, и машина сорвалась с места.
- Куда? – сухо бросил он, надевая очки.
- Пятиэтажка за старым парком, знаешь? – быстро ответил Даисуке, крепче прижимая ребенка к себе и успокаивающе гладя сопящего Кибу по голове.
Сёта кивнул, и спустя пару минут машина затормозила у нужного здания.
* * *
- Я больше не могу ждать! – воскликнул Акира, поднимаясь с постели.
- Еще немного! – заволновался Усаги. - Они наверняка скоро бу…
БАМ! БАМ! БАМ!
Словно в подтверждении его слов в дверь забарабанили.
Мидори бросился в прихожую, открыл дверь. Даисуке внес Кибу и, осторожно положив его на кровать, укутал в одеяло, затем, усевшись рядом, посадил мальчика себе на колени, прижал к груди.
- Ты… - Мидори не нашелся что сказать, увидев гостя вошедшего следом.
- Привет, Мидори, - вымученно улыбнулся парень.
- Это еще кто? – строго спросил Акира и, кивнув в сторону гостя, присел на край кровати. Рядом с ним стоял Кё, рукой удерживая того за плечо.
- И что с Тсузуки? – брюнет строго и настороженно покосился на Даисуке, замирая в ожидании ответа.
- Его там не было, - ответил Сёта. - А я – Тукияма Сёта, солист группы “Black Rose” и по совместительству друг Даисуке Кишо.
Брови присутствующих поползли вверх от удивления.
- Некогда удивляться! – огрызнулся Даисуке. - Мы не видели его ТАМ.
- Он там, - хриплым и слегка дрожащим голосом проговорил Киба, немного придя в себя.
Все моментально прислушались к мальчику.
- Я видел его, прежде чем… меня… - он остановился и, всхлипнув, задрожал сильнее, вспоминая все, что произошло.
- Мы поняли! – сразу же прервал его Даисуке. - Теперь все будет в порядке.
- Я пойду, - Акира прикрыл глаза, виновато опустив голову. - Ему нужен я…
- Ему нужны все смазливые мальчики! – раздраженно парировал Сёта. - Если тот, о ком вы говорите, у Таро, и его нет «ВНИЗУ», то нам надо поторопиться и придумать план.
- Даже не буду спрашивать, откуда ты знаешь, - с грустью и волнением произнес Мидори.
- Времени не мно…
Парня прервал телефонный звонок. Взглянув на дисплей своего сотового, Сёта довольно улыбнулся.
- Как раз вовремя, - сказал он и нажал «ответить».
- Сёта-сан, - в трубке раздался знакомый голос, – тот, кого вы ищите, здесь. Сорок седьмой этаж. У вас есть время до полуночи. Поторопитесь. Черный вход будет свободен.
Затем послышались гудки. Все напряженно смотрели на парня в ожидании того, что он скажет.
- У нас есть время до полуночи, если хотим его спасти, - озвучил он всем слова Сяо.
* * *
Трое парней, не смотря Тсузуки в глаза, обступили его. Юноша насторожился, готовый отбить любой удар, потому как знал, что сильнее этих худеньких, ниже его на голову мальчишек. Но когда двое из них неожиданно, не произнося ни слова, стали его раздевать, он опешил.
- Вы что творите?! – возмутился Тсузуки, отбившись от их цепких ручек.
- Таро-сан просил приготовить тебя для сегодняшнего вечера, - спокойно произнес третий, что стоял чуть поодаль. И тут блондин увидел, ЧТО было в руках светловолосого паренька.
- Я ТАКОЕ не одену! – задыхаясь от возмущения, вскричал он. - Я не ТРАНСВЕСТИТ!
Тсузуки покраснел и замер, глубоко вдыхая воздух.
- Но… Таро-сан… - паренек запнулся и замолчал от того, как жестко и зло посмотрел на него Тсузуки. Он отвел взгляд и машинально прикрыл свежий синяк, красовавшийся на полруки. Блондин заметил на его запястьях следы от веревок и, обреченно вздохнув, начал раздеваться сам.
- Спасибо, - смущенно пролепетал паренек, кивнул двум другим, чтобы те ушли. Они послушались его и вышли за дверь, оставляя их наедине.
И только сейчас Тсузуки заметил какие у незнакомца изумрудные глаза и молочного цвета волосы, кончики которых были окрашены в черный.
- Как тебя зовут? – поинтересовался блондин, стянув с себя свитер и красную футболку с зеленым драконом на животе.
- Окама Чика, - паренек подошел к опешившему Тсузуки и как-то грустно вздохнул. - Внебрачный сын и пока что единственный наследник.
- А… почему ты… - Тсузуки ошарашенно пялился на Чику, не моргая.
- Моя мать умерла несколько месяцев назад, а у отца оказалась страсть к таким мальчикам как я, ну или ты, - объяснил Чика, скривившись от отвращения на слове «отец». Затем он посмотрел на Тсузуки и чуть не взорвался от смеха.
- Что?! – недовольно надувшись, пробурчал блондин, пытаясь совладать с ремнями.
- Ты продел руку в горловину, - давясь от смеха, сказал Чика и помог юноше выпутаться.
- Вот, - все еще хихикая, паренек застегнул все ремешки как надо.
- Извращение, - обиженно вздохнул Тсузуки.
- Теперь это, - Чика показал юноше «трусы», и сердце блондина бухнуло вниз.
- Вот именно что «ЭТО»! – возмутился тот, но все же стянул с себя последние элементы нормальной одежды. Когда и «это» подобие трусов было надето на Тсузуки, дверь с грохотом распахнулась. Мальчики вздрогнули, смотря на гордо вошедшего мужчину, хищно сверкающего глазами.
- Вижу, вы уже готовы, - оскалился Таро, заходя в номер. Двери за ним закрылись охраной, и в замочной скважине послышался щелчок ключа.
Чика задрожал, всем телом прижимаясь к блондину, держащему его за плечи.
Тсузуки видел, как ему стало страшно, и с каждым шагом мужчины дрожь мальчика лишь усиливалась.
- Здравствуй, сынок, - расплылся в пошлой улыбке Таро, и, расставив руки в стороны, позвал приторно сладким голосом: - Иди ко мне, мальчик мой.
Чика вздрогнул от такого обращения. Но, уже прекратив трястись, сделал неуверенный шаг навстречу.
- Стой! – Тсузуки схватил мальчика за руку.
- Отпусти, - сухо и обреченно выдохнул Чика, просяще смотря на юношу. В его глазах потух озорной огонек, и пропала былая жизнерадостность. Тсузуки растерялся и отпустил паренька. Чика медленно подошел к Таро, оттягивая неизбежное.
- Ну же, - поторопил он сына, - неужели не хочешь обнять папочку? – он удивленно вскинул бровь.
Мальчик вздрогнул, подошел к мужчине вплотную, обнимая его, и, уткнувшись лицом в грудь, шмыгнул носом.
- Рад тебя… видеть, отец, - тихо всхлипывая, произнес он.
- Я знаю, сынок, - Таро широко улыбнулся, схватив паренька за ягодицы, прижимая к себе. - Сегодня я сделаю тебе подарок, - лукаво произнес мужчина, - а ты покажешь Тсузуки-куну, как сделать мне приятно.
Мальчик кивнул, подавляя очередной всхлип.
- Что ты задумал? – зло прошипел блондин сквозь зубы.
- О, – воскликнул Таро, - тебе понравится!
Из его кармана показалась красная шелковая лента.
- Давай, малыш, - прошептал Таро на ухо Чике.
Мальчик виновато посмотрел на Тсузуки и, подойдя, связал юноше запястья.
- Зачем ты это делаешь? – возмутился блондин.
- Прости, - выдохнул Чика, горько всхлипнув. Он поднялся на кровать, встал на цыпочки и привязал другой конец ленты за деревянный полог кровати. Руки Тсузуки оказались высоко над головой.
- А теперь научи его, - облизываясь, хмыкнул Таро, удобнее устраиваясь в кресле напротив.
- Что? – Тсузуки попытался высвободиться, но сколько бы ни дергался, ленты лишь глубже впивались в запястья, причиняя неудобство и боль. Чика неуверенно опустился перед блондином на колени. Взяв «собачку» от трусов в зубы, он аккуратно потянул ее вниз, высвобождая мягкую плоть.
- Начинай! – громко гаркнул мужчина, и Чика испуганно вздрогнул, затем нерешительно и мягко коснулся паха Тсузуки ладонью. Он начал осторожно и медленно массировать. Член юноши стал тверже, и выступили венки от напряжения. Тсузуки зажмурил глаза, прикусив губу от переполнявших его чувств: наслаждения вперемешку с отвращением и ненавистью.
- Давай! Возьми «ЕГО»! – приказал Таро в нетерпении.
- Нена… аха, - слова потонули в стоне, когда Чика аккуратно коснулся головки зубами, поиграл с ней язычком, потом полностью заглотил, сжав плоть в колечко из пальцев у основания. Затем снова отстранился, провел языком по всей длине и опять вобрал его в себя.
Он двигался сначала медленно, затем набирая темп, то отстраняясь, то вбирая почти до конца.
Тсузуки пытался не задохнуться и не застонать, чтобы не доставлять Таро еще большего удовольствия. Ускорившись, Чика свободной рукой залез в свои трусы, прикасаясь к «себе». Еще минута, и Тсузуки выгнулся настолько, насколько позволяло положение, но не проронил ни звука, лишь протяжно замычав.
- Негодник! – вскричал Таро, с силой дернув Чику за волосы. - Ты плохо старался! Нашему гостю не понравилось! – затем он приблизился к мальчику и прошипел в самые губы: - Я ничего не слышал, - злобно оскалившись, мужчина потащил Чику к столу. - Я тебя накажу!
- Пусти его! – закричал Тсузуки, все еще ощущая слабость в теле.
- С тобой мы поиграем чуть позже, - жадный блеск промелькнул в глазах мужчины.
- Нет, папа! Не надо! – кричал Чика наперебой со всхлипами, пытаясь вырваться. Но Таро его не слушал.
- Это твое наказание, - довольно прошипел мужчина, закинул мальчика на стол и закрепил его руки ремнями.
Посмотрев на Тсузуки, Таро довольно облизнулся. По щекам блондина текли слезы, а во взгляде были лишь ненависть и презрение.
- А теперь… - мужчина уже хотел наброситься на мальчишку, как двери буквально слетели с петель, и оба охранника свалились перед хозяином без сознания.
- Вы! – злобно процедил Таро, увидев нарушителей его спокойствия.

@темы: Будь моим кровавым возлюбленным?